ГЛАВА Е-2. Реувен Файерман. Амбивалентное отношение к атеизму в концепции рава А.-И.Кука

(отрывок из статьи)

1.    Проблема «сырой» и «очищенной» веры

2.    Величие бесконечного и отрицательные атрибуты Бога

3.    Недопустимость конкретизации Бога

4.    Негативное влияние примитивной формы веры; важность отрицания такой веры

5.    Позитивная роль атеизма в улучшении наших представлений о Божественности

[1. Проблема «сырой» и «очищенной» веры]

Привычная нам схема взаимоотношений религии и атеизма считает эти концепции злейшими врагами друг друга, непримиримо отрицательно смотрящими один на другого. Однако, в учении р. Кука мы находим совершенно иную схему их взаимосвязи. В частности, в книге «Орот» (Раздел «Зироним» – «Семена», глава «Очищающие страдания») рав Кук пишет: «Хаос, существующий в мире идей, происходит из-за тумана в представлении и мышлении о Божественном. Божественное же – бесконечное море, и все мысли, как абстрактные, так и практические, вытекают из него и возвращаются к нему».

Туман в представлениях, о котором говорит рав Кук, не выступает чем-то просто недоработанным или недостаточно понятным, а является интегральной частью человеческого мышления о Боге. Ведь наш мозг не обладает чистой способностью постигать, но лишь обрабатывает информацию, данную ему органами чувств, и на основании этой информации разум делает определенные выводы, создавая тем самым некую картину мира. При этом и наш ра­зум и, тем более, наши органы чувств, являются ограниченными по своей сути. Следовательно, все наше понимание окружающего мира заведомо неполно, и может быть верным только до определенной степени. Тем более нам трудно понимать Божественное. Это и есть тот «туман мышления», о котором говорит рав Кук. Он пишет так: «Необходимо очищать мышление, чтобы оно становилось более ясным, чтобы оно преодолевало ложные фантазии (зачастую относимые нами к Богу), беспричинные страхи и неправильные определения. Божественная вера обогащает людей [не сама по себе, как некритическая вера, но] исключительно в соответствии с тем, что Величие Творца исследуется, изучается и обдумывается человеком всеми силами, подходящими для этого. Тогда светится душа высшим светом, путем присоединения с любовью и совершенным разумом к источнику жизни, и тогда все ощущения, идеи и действия утончаются. А по мере очищения этой основы основ в глубинах души – возрастает чрезвычайно действие, которое совершает Божественное присоединение в чувстве и ощущении сердца: вести весь жизненный путь по прямой дороге».

Итак, согласно раву Куку, вера в сыром виде, т.е. не очищенная, не изученная и не исследованная самим ее носителем, сама по себе, может не только не обогащать человека, но и иметь отрицательное действие на людей, если воспринимается ими некритически.

[2. Величие бесконечного и «отрицательные атрибуты» Бога]

В другом месте рав Кук пишет: «Основа веры – в совершенном величии бесконечного, в осознании того, что все воспринимаемое сердцем есть лишь ничтожная искорка по отношению к тому, что должно быть предположено о Божественном; а то, что должно быть предположено, – есть совершенное ничто по отношению к тому, что это бесконечное есть на самом деле».

Хорошо известно, что философия иудаизма, рассматривая вопрос о вере, подчеркивает во многих местах идею об «отрицательных атрибутах» Бога. Идея эта состоит в том, что поскольку ограниченное (т.е. человеческое) существо неспособно адекватно воспринять бесконечное, т.е. Божественное – то поэтому ничего «позитивного» (утверждающего, описывающего) о Боге мы сформулировать не можем, т.к. любое такое наше высказывание будет неправильным. Но поскольку у нас есть необходимость осознавать свои отношения с Богом, – и, значит, высказаться о нашем, человека ОТНОШЕНИИ к бесконечному, — то мы в нашем языке употребляем понятия в позитивном виде, хотя на самом деле их смысл в отрицании негативного. Так, например, когда мы говорим, что «Творец Велик» – то это надо понимать только лишь в том смысле, что Он не является малым; или же когда мы говорим, что «Он Всемогущ» – то это только в смысле «отрицания бессилия». На самом же деле все слова по отношению к Творцу бессмысленны, так же как в примере, который приводит нам в своей книге р. Иеhуда Галеви: камень не является глупым, так же как и умным. Другими словами, эти качества, неприменимые к камню, находящемуся гораздо «ниже» нас – они неприменимы также и к Бесконечному, которое гораздо «выше нас». Эта идея и выражается здесь равом Куком  в словах о «ничтожной искре». Наши представления о Боге ничтожны по отношению даже не к сути Творца, а уже к пророческому видению (названному здесь : «То, что должно быть предположено о Божественном»). И хотя здесь подчеркивается ничтожность искры, она, тем не менее, имеет некоторое отношение к максимальной возможности человеческого постижения – пророчеству; хотя пророчество пренебрежимо мало, но все же оно имеет отношение к следующему этапу: то, что оно (бесконечное) есть воистину. Рав Кук подчеркивает, что «все высказываемое нами о проявлении бесконечного или Божественного в мире – все это имеет в виду не саму Божественность, а лишь стремление в глубинах нашей человеческой души выйти за пределы сущего. Также Имена и называния Бога на иврите (или других языках) дают лишь тусклую искорку скрытого света, к которому душа льнет и говорит о нем: “Бог…” »

[З. Недопустимость конкретизации Бога]

Почему рав Кук так настойчиво подчеркивает невозможность непосредственного восприятия Творца? Здесь мы должны вспомнить, что одним из отличий иудаизма от других религий является полное ОТСУТСТВИЕ в нем какой-либо КОНКРЕТИЗАЦИИ образа БОГА. Любая, даже самая тонкая претензия на нечто конкретное воспринимается еврейским сознанием не только как «ошибка» или «неточность», но как элемент идолопоклонства, как грех. В еврейской философской мысли история Золотого Тельца рассматривается не как служение «иным богам», что являлось бы чистым язычеством, но лишь как попытка конкретизировать веру в Единого Бога в некоем символе – и уже это явилось страшным грехом!

«Любое ОПРЕДЕЛЕНИЕ в Божественном, – пишет рав Кук, – в конце концов приведет к протесту против веры, к активному атеизму». Причем, здесь имеется в виду не простое неверие, «а-теизм», а активное противодействие вере – (которое можно было бы назвать «анти-теизм»).

Один из важнейших еврейских принципов гласит, что все силы, идеи, явления в мире происходят из одного Источника, и, следовательно, имеют определенную функцию, в конечном итоге служащую Божественной цели. Атеизм в его активном выражении – «антитеизм» – также действует в рамках этого принципа, и результатом его влияния является освобождение Божественной идеи от конкретного позитивистского подхода, который в конечном итоге ведет к язычеству.

«Определение (и, тем самым, ограничение) Божественности уже  само по себе является как бы духовным язычеством. Даже такие определения, как “Высший Разум”, “Мировая Воля” и даже “Божество само” и даже слово “Бог” – тоже являются в каком-то смысле ограничивающими определениями; и если бы не было того высшего знания (о том, что все это не что иное, как свечение искр от того, что выше любого определения), то они (понятия Разум, Воля, Бог) также приводили бы к атеизму».

В чем сущностная необходимость, внутренняя причина того, что определение Божественной сущности несет в себе элемент идолопоклонства, и, следовательно, ведет (в качестве реакции на него) к антитеизму? Причина этого в том, что любое определение или формулировка, любая конкретизация Бесконечного неотвратимо ограничивают Бесконечное, не отражают Его истинной сущности. В каком-то смысле это создает «карикатуру на Бога». Вот эта искаженная Бесконечность и требует своего очищения, а функцию неприятия «карикатуры  на Бога» как раз и исполняет атеизм.

Идея отрицательного в восприятии Божественных атрибутов является необычайно важной в философии иудаизма вообще, и она, в частности, является фундаментом в «осознании амбивалентной роли атеизма» в учении рава Кука.

Рамбам (Маймонид) в своем фундаментальном труде «Морэ невухим» («Путеводитель заблудших»), одном из самых знаменитых произведений еврейской философской мысли, отвечает на вопрос о пути постижения Творца и отношении человека к Создателю следующим образом:

«Поэтому ты не должен излагать ни в коем смысле “атрибуты Бога” утвердительным путем… Относительно других описаний Бога, которые встречаются в книгах пророков, – это “атрибуты действия” или то, что они указывают на отрицание их отсутствия в Боге.

Все, что сказано в Еврейской Библии о Творце, подразумевает одно из двух: либо это описание Его действий, которые человек может воспринять, такие как: “Судья”, “Милосердный”, “Творец”; либо же это нечто, отрицающее отсутствие того или иного качества. Например, “Всесильный” говорится в том смысле, что “Он не слаб”, или “Великий” в смысле “Он не мал”. О самой же сути Всевышнего ничего сказать нельзя, т.к. она является непостижимой».

[4. Негативное влияние примитивной формы веры; важность отрицания такой веры]

Философия иудаизма отрицает возможность прямого непосредственного восприятия и описания человеком сущности Бога, и подчеркивает необходимость опосредованного отношения, выраженного в использовании атрибутов Его действия, или же в «отрицательном описании» Его качеств. Когда же человек забывает этот принцип, то его понятия о Божественном затемняются и искажаются. Остается лишь, как говорит об этом рав Кук, «представление о некой огромной силе, от которой невозможно спрятаться и спастись, и поэтому ничего не остается, кроме как подчиниться и быть порабощенным ею». Подчинившись же такой Силе, человек теряет свою независимость и отблеск своего внутреннего «Я». Божественная мощь представляется тогда в темных фантазиях человека как нечто смутное, обманчиво-расплывчатое, грозное и пугающее каждого, кто в это верит, угнетающее его душу и отуп­ляющее его сердце. Каждый человек, обладающий утонченной душой, непременно отвернет свой взор от такой  силы, затемняющей его личность. Отвержение этой силы и есть суть атеизма в наши дни.

 [5. Позитивная роль атеизма в улучшении наших представлений о Божественности]

«Душевная неотесанность, проявляющаяся в представлении, будто Божественное выражается в словах в их буквальном понимании – она оскорбляет человечество; и тогда атеизм выступает как крик души от боли за человека, как желание вызволить его из чуждой, узкой ямы, вознести его из темницы просто слов к свету мысли и чувства» [Орот, Зироним, стр. 126]. Ведь если понимать пророческие тексты буквально, то возникает не только неверное, но и карикатурно искаженное представление о Божественном. Человек, находящийся на высокой ступени развития, не может примириться с такой примитивной картиной Божественного, и поэтому он не только не согласен с ней, но и отвергает ее со всей решительностью. Таким образом, у атеизма есть (временная) религиозно позитивная роль, т.к. он должен очистить ту грязь, которая прилипла к вере из-за «отсутствия духовной работы и мысли». Духовной работой и мыслью рав Кук называет интеллектуальную и духовную деятельность, направленную на постоянное (т.к. это отнюдь не «одноразовый» процесс) очищение представлений человека о сущности Творца, на освобождение нашего мышления от каких бы то ни было определенных идей о форме Его сущности. Конкретизация в восприятии Божественного, «позитивное определение» Его сущности является весьма большим злом, и в противовес ему тонко чувствующие души выбирают меньшее зло – атеизм.

Итак, суть атеизма – это борьба с примитивными представлениями о Боге, –  при том, что на практике атеизм принимает форму такого явления культуры, которое направлено на выкорчевывание даже упоминания о религии и вообще о чем-либо Божественном. Не соглашаясь, разумеется, с этими атеистическими установками, мы при этом должны помнить, что религиозное призвание радикального атеизма состоит в том, чтобы очистить культуру от ложного непосредственного представления о Божественной сущности. В результате борьбы этих двух (самих по себе очень односторонних и потому неправильных!) противоположностей – «конкретизации сущности Бога» с одной стороны и всеотрицающего нигилистического атеизма – с другой, человечество  сможет приблизиться к чистоте мысли о Всевышнем, которая будет освещена знанием, возвышающим людей к высшему идеалу. Корень атеизма – исправление низкого и испорченного мнения о Божественном. Это касается также и того разрушения, которое принес атеизм в этот мир. Ведь все должно быть подвержено возвышению. От эпохи к эпохе происходит процесс очищения идеи веры в Бога от «затемнения», являющегося следствием конкретизации. И каждый раз, в каждую эпоху, когда отпадает тот или иной пласт конкретного в отношении к Творцу, зачастую создается впечатление, что падает и сама вера. Но позже оказывается, что это не падение веры, а напротив, ее очищение и возвышение.

[См. об этом также выше, раздел D-1, 120 ]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *