ГЛАВА D-2. Двойственность души и двойственность духа

Текст рава Кука с комментарием р. Шломо Авинера

перевод и пояснения – П. Полонский

Двойственность души и двойственность духа*)

(Первый дневник, §459, 468 «Орот hа Кодеш» 3:135)

Невозможно переоценить значение тайного знания*), когда идет речь о двух душах, святой и нечистой*), которые даны человеку, и о том, как каждая из них стремится расширить границы своей власти над телом человека*), потому что только исходя из этого представления мы сможем увидеть тайны души и понять мотивы человеческих поступков. А мудрость, основанная на морали, благодаря этому знанию сможет контролировать действия*).

Но еще выше этого знания находится знание о том, что и в собственно самой святой душе содержатся два духа: «дух мира сего» и «дух мира грядущего»*). И следует признать, что эти два духа ведут своего рода войну друг с другом, но это уже «мирная война», полная любви и уважения, которые каждый дух испытывает по отношению к другому*).

Но двое их, и когда один усиливается, и стремление к миру грядущему до краев наполняет сердце, тогда дух этого мира не может больше как прежде продолжать заниматься делами этого мира, даже самыми возвышенными из них*). А когда дух мира сего усиливается, тогда удаляется дух мира грядущего, и посылает он только слабые искры, чтобы освещать дорогу духу мира сего, когда тот идет прямыми путями*).

Необычен был праотец наш Ицхак после Акеды, ибо жил в нем тогда только дух мира грядущего**). И по причине величия сияния высшего света на нем он становится печатью на мысли о прощении в мире грядущем. Ибо в ответ на слова «Твои сыновья грешили…» он не скажет: «Что ж, пусть они будут уничтожены ради освящения Имени Твоего», – как сказали бы Авраам и Яаков**). Потому что существование мира и мощь милосердия, приводящего к полному прощению, взяты именно из высшего духа, вознесенного над этим миром и поэтому способного постоянно оживлять его и осуществлять за ним провидение во благо ему в полном объеме, как в частном, так и в общем**). И тот, кто выше всего мира этого, находит все добро этого мира перед собой. И сеет он, и получает стократный урожай, и возвеличивается все более и более**).

МУДРЫЕ СЕРДЦЕМ воистину знают ничтожность этого мира как такового**), и они поднимают свои мысли и ощущения до уровня мира грядущего и его блаженства**). Но поскольку они видят, что все мироздание есть одно всеобщее единство**), то тотчас также и этот мир становится прекрасным для них**), и поэтому они стремятся исправить его и усовершенствовать его**).

И из этого проистекает их стремление к культуре и усовершенствованию жизни этого мира**), которое произойдет через праведников, святых духом, и которое превзойдет силой духа все, что открыл дух человека**) в тех ситуациях, когда это происходило из поверхностной любви к этому миру как таковому, ибо такая любовь была основана на хаосе и лжи**). Да, необходимо для существования мира и его заселения, чтобы были безумцы в мире. Но гораздо более совершенным будет мир в будущем, когда его построение и заселение будут идти от полноты знания**).

 

 

Комментарий рава Шломо Авинера

(Рав Шломо Авинер – один из выдающихся выпускников иешивы «Мерказ hа-Рав», глава иешивы «Атерет Коhаним» и раввин поселения Бейт-Эль. Данный материал представляет собой распечатку лекции, прочитанной р. Авинером на семинаре в «Маханаим»)

Как вы понимаете, речь здесь идет об устройстве души, т.е., пользуясь современным языком, о психологии. Вместе с тем, это не вполне психология в общепринятом смысле этого слова, это, скорее, учение о таких человеческих качествах, как доброта и прямота, праведность и святость. Тем не менее, учение об этих качествах невозможно понять без изучения структуры души.

Заголовок рассматриваемого нами отрывка из рава Кука таков:

*) Двойственность души и двойственность духа. Это означает, что у человека есть две души, а также есть два духа. Душа (нефеш) и дух (руах) – это отнюдь не одно и то же. Есть еще и более высокое понятие «дыхание» (нешама), а Мидраш выделяет дальнейшую иерархию уровней души, находящихся каждый последующий как бы «внутри» предыдущего: нефеш, руах, нешама, хая (жизненность), йехида (единство с Богом).

Душа – нефеш – это витальная субстанция, которая дана человеку, как написано в Торе: «И будет человек душой живой». Но ведь и о животных сказано: «Произведет земля душу живую». А что такое «душа живая» животного? Это – витальность органики. Итак, и у человека, и у животного есть подобная душа.

Написано в Торе: «Душа – это кровь», – поэтому запрещено употреблять кровь в пищу. Но, согласно этому определению души как крови, она относится к биологической или физиологической, лучше даже сказать психо-био-физиологической области.

Дух – руах – это гораздо более тонкая субстанция. Говорят: «одухотворенная личность», «жизнь духа». В книге Коhэлет (Экклезиаст) мы читаем: «…дух человека поднимается ввысь, а дух животного опускается вниз». Дух не имеет ничего общего с биологией, психологией или физиологией. Область духа – это сфера чистого разума и духовности.

Вернемся к тексту рава Кука:

*) Двойственность души и двойственность духа. Невозможно переоценить значение тайного знания… Есть тайное знание, касающееся учения о двух душах. «Тайное» – то есть скрытое, исходящее из области тайны, заключенной в Торе. Например, если мы обратимся к книге «Врата Святости», написанной рабби Хаимом Виталем со слов своего учителя Аризаля, то мы найдем в ней, что, по мнению Аризаля, душа человека двойственна. Это – тайное знание, т.е. подход Каббалы.

А Рамбам никак не касается этого вопроса в книге «Восемь глав», посвященной определению душевных свойств (или качеств) человека. В начале «Восьми глав» приводится определение того, что является, по мнению Рамбама, учением о душе. В книге говорится – по пунктам – о тех или иных принципах поведения, о том, что хорошо и что недостойно; и, по мнению Рамбама, у человека есть только одна душа. Такой подход есть проявление свойственного Рамбаму рационализма. (Впрочем, сам Рамбам никогда не отрицал значения тайного знания.)

*) Невозможно переоценить значение тайного знания, когда идет речь о двух душах, святой и нечистой… У человека есть две души: святая и нечистая – возвышенная божественная душа и более низкая, животная (см. «Врата Святости»). Эта последняя совсем не есть «зло», она может проявляться и как плохая, и как хорошая; но эта душа, присутствующая в крови человека, – она животного происхождения.

Одно время науку очень занимал вопрос о происхождении человека от животных. Меня не очень занимает вопрос о том, произошел ли человек от животного. Гораздо более существенным я считаю вопрос о том, остался ли человек животным. Ведь несомненно, что человеку присущи такие животные проявления, как: склонность к агрессии и подавлению чужой личности, чужой воли, как на войне, так и в обычной жизни; подавление  –как физическое, так и словесное; подавление в общении и т.д. Все это проявления животной души – зверя в человеке.

Однако животная душа не властна полностью над человеком, ибо есть в нем и божественная душа.

Рав Кук продолжает:

*) …когда речь идет о двух душах, святой и нечистой, которые даны человеку, и о том, как каждая из них стремится расширить границы своей власти над телом человека. Каждая из этих двух душ – максималистская, каждая хочет, чтобы ей принадлежал весь мир, чтобы она властвовала над человеком целиком. При этом только сам человек в силах отдать предпочтение той или иной своей душе. В другом месте рав Кук говорит, что человек должен «сжечь в себе свою животную душу, как некогда сжигали в Храме огнепалимую жертву».

Но пепел сожженной жертвы не рассеивали, а помещали в «святое место»; это показывает, что в животной душе содержатся элементы «нейтральной» скорлупы, способной присоединяться как к нечистоте, так и к святости.

*) …потому что только исходя из этого представления мы сможем увидеть тайны души и понять мотивы человеческих поступков. А мудрость, основанная на морали, благодаря этому знанию сможет контролировать действия. «Мудрость, основанная на морали» – это учение о свойствах человеческой души. Мудрость должна существовать не сама по себе, но она должна быть основана на морали, на моральном волевом решении, и только тогда она сможет правильно направлять действия человека.

*) Но еще выше этого знания [знания о наличии двух душ] находится знание о том, что и в собственно самой святой душе содержатся два духа: «дух мира сего» и «дух мира грядущего». Речь идет о двух разных устремлениях, содержащихся внутри святой души: одно устремление – «дух этого мира» – направлено к тому, чтобы улучшить, исправить и обустроить наш нижний мир; второе же – «дух мира грядущего» – не обращает внимания на этот мир: он не важен для него, он есть стремление лишь к «миру грядущему». И эти стремления противоположны друг другу.

*) И следует признать, что эти два духа ведут своего рода войну друг с другом, но это уже мирная война, полная любви и уважения, которые каждый дух испытывает по отношению к другому. Это не та бескомпромиссная война, которую ведут друг с другом святость и нечистота, но это все же война.

Есть люди, которые мало задумываются о мире грядущем. Они видят свое истинное предназначение в том, чтобы строить дома и сажать деревья. Даже в Стране Израиля главное для них – это наш мир. А есть люди другого склада, погруженные в изучение Мудрости, стремящиеся только к жизни мира грядущего. И война, «полная любви и уважения», ведется между первыми и вторыми.

*) Но двое их, и когда один усиливается, и стремление к миру грядущему до краев наполняет сердце, тогда дух этого мира не может больше, как прежде, продолжать заниматься делами этого мира, даже самыми возвышенными из них… Если, например, человек полностью посвятил себя изучению Торы, то ему просто малоинтересны дела этого мира (я имею в виду хорошие дела, мы говорим здесь только о хороших делах).

Рав Кук однажды не пришел на некую конференцию, где собрались многие выдающиеся религиозные деятели его поколения. Ему было некогда – он учил Тору днем и ночью. Аналогично этому рассказывает Мидраш, что когда рабби Шимон бар Йохай вышел из пещеры (где он прятался от римлян и учил Тору) и увидел земледельцев, то с осуждением заметил: «Занимаетесь делами сиюминутной, бренной жизни и оставляете жизнь вечную!»

*) А когда дух мира сего усиливается, тогда удаляется дух мира грядущего, и посылает он только слабые искры, чтобы освещать дорогу духу мира сего, когда тот идет прямыми путями. Обычный человек не стремится к жизни мира грядущего. Его устремления – это наш мир. Мудрецы сравнили «этот мир» с коридором, а «мир грядущий» – с триклинием (залом). Миллионы ламп освещают этот зал, и лишь слабый их отблеск проливается в мир человека, живущего «коридорной» жизнью. Да, этот мир может возвыситься и идти «прямыми путями», но и эти пути еще не есть жизнь грядущего мира.

**) Необычен был праотец наш Ицхак после Акеды, ибо жил в нем тогда только дух мира грядущего. Это не сказано про Авраама, но только про Ицхака. Авраам был человеком, как сего мира, так и мира грядущего. Авраам «взывал к имени Господа»; и это устремленность к миру грядущему, это – пребывание в осознании мира грядущего. Но он также вел войны, он завоевывал землю Израиля, и это – занятия делами нашего мира. Яаков также вел войну и завоевал Шхем: «…который я взял мечом моим и луком моим» (см. Раши на Бытие, 48:22), – это дела нашего мира. Но Ицхак после Акеды стал человеком только мира грядущего. Устранение естества – вот что такое «жертвоприношение Ицхака».

**) И по причине величия сияния высшего света на нем [Ицхаке], он становится печатью на мысли о прощении в мире грядущем. Ибо в ответ на слова «Твои сыновья грешили…» он не скажет: «Что ж, пусть они будут уничтожены ради освящения Имени Твоего», – как сказали бы Авраам и Яаков.

Какой парадокс! Ведь и Авраам, и Яаков также были людьми мира грядущего, но они при этом занимались и делами этого мира. А Ицхак, хоть он и не был окончательно принесен в жертву, являлся источником духа, готового к самопожертвованию.

**) Потому что существование мира и мощь милосердия, приводящего к полному прощению, взяты именно из высшего духа, вознесенного над этим миром, и поэтому способного постоянно оживлять его и осуществлять за ним провидение во благо ему в полном объеме, как в частном, так и в общем.

Только дух мира грядущего способен спасти и исправить мир этот. Материалисты заблуждались, считая, что можно спасти этот мир, действуя в нем и только в нем; на самом деле без связи с миром грядущим невозможно исправить этот мир. Подобный же порядок вещей верен также по отношению к нашей сегодняшней жизни в Израиле. Что может спасти сейчас страну? Только дух грядущего мира, не наивный, а истинный сионизм.

**) И тот, кто выше всего мира этого, находит все добро этого мира перед собой. И сеет он, и получает стократный урожай, и возвеличивается все более и более. Эти слова основаны на стихе из книги Бытия (26:12), говорящем об Ицхаке: «стократный урожай», который собирает Ицхак, указывает нам на то, что в сто раз больше будет дано тому, кто живет жизнью мира грядущего, чем то, что получит живущий жизнью этого мира.

**) МУДРЫЕ СЕРДЦЕМ воистину знают ничтожность этого мира как такового… Мудрецы Израиля знают, что этот мир, если брать его отдельно, сам по себе практически не имеет никакого значения. Этот мир – всего лишь тело, и если оно не является инструментом для служения Всевышнему, то его словно не существует.

**) И они поднимают свои мысли и ощущения до уровня мира грядущего и его блаженства. В мире грядущем праведники наслаждаются отблеском Шхины, и это – истинное блаженство, несравнимое с наслаждениями этого мира.

**) Но поскольку они видят, что все Мироздание есть одно всеобщее единство… И мир этот, и мир высший являются на самом деле одним неразделимым целым. Этот еврейский взгляд на мир как на единство всех его аспектов отличен от того, которого придерживаются христиане, разделяющие мир и говорящие: «Богу – Богово, а кесарю – кесарево».

**) …то тотчас также и этот мир становится прекрасным для них… поскольку нижний мир является основанием для высшего, как и тело является основанием для души, то он не плох, а хорош, и поэтому:

**) …и поэтому они стремятся исправить его и усовершенствовать его. Исправление и совершенствование этого мира важны не сами по себе, но как часть исправления и совершенствования всего Мироздания. И из-за этого, например, считается, что суд, разбирающий дело о возврате мелкой суммы ее владельцу, важен ничуть не меньше суда, занимающегося возвращением крупной денежной суммы. Ибо важны не сами по себе деньги, а важен принцип осуществления справедливости в мире.

И христианство, и марксизм, взяв свои исходные идеалы из иудаизма, отрицали это единство миров. Они всегда стремились только к одному из двух миров: христиане – к миру грядущему, марксисты – к миру материальному. И тот, и другой подходы – не истинны, потому что и этот мир, и мир грядущий – есть единое целое.

**) И из этого проистекает их [мудрецов и праведников] стремление к культуре и усовершенствованию жизни этого мира… Т.е. мудрецы вовсе не живут в отрыве от мира, они стремятся к усовершенствованию мира во всех аспектах: в технике, медицине, современной науке и т.д.

**) …которое произойдет через праведников, святых духом, и которое превзойдет силой духа все, что открыл дух человека… Праведник, связанный с миром грядущим, для исправления даже этого мира может сделать гораздо больше того человека, чей дух занят делами только этого мира.

**) …[чем это происходит] в тех ситуациях, когда это проистекало из поверхностной любви к этому миру как таковому, ибо такая любовь была основана на хаосе и лжи… Все достижения техники, если их цель – исключительно удобства и улучшение материальной жизни человека, базируются на ложной любви. [Это не означает, конечно, что эти достижения малозначимы, но они все же воздействуют на мир гораздо слабее того, как могли бы воздействовать, если бы их продвигали праведники.]

**) Да, необходимо для существования мира и его заселения, чтобы были безумцы в мире. Но гораздо более совершенным будет мир в будущем, когда его построение и заселение будут идти от полноты знания. Безумные люди, не знающие ни минуты покоя и находящиеся в постоянной погоне за достижениями этого мира, при том что они, конечно, неправы в своем подходе, они все же строят мир. И политики – разве можно назвать их людьми мира грядущего или хотя бы идеалистами? Но ведь и они строят материальный мир. Однако настоящий, истинный «этот мир» выстраивают не они, а праведники – люди мира грядущего.

(См. об этом подробнее выше, раздел D-1, §191)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *